Микаэль Грин (RUS)

Научный сотрудник в Институте европейской истории имени Лейбница в городе Майнц, Германия. В сферу его научных интересов входят история образования, гугенотское меньшинство, эго-документы, исследования дворянства и развитие связей в эпоху раннего Нового времени.

Его публикации, связанные с историей образования:

  • The Huguenot Jean Rou (1638-1711): Scholar, Educator, Civil Servant (временное название) (в печати, Paris: Honoré Champion, серия: La vie des Huguenots).
  • “Reporting the Grand Tour: The correspondence of Henry Bentinck, Viscount Woodstock, and Paul Rapin-Thoyras with the Earl of Portland, 1701-1703”, в издании: Paedagogica Historica, vol. 50, 4 (2014). (в печати).
  • “Huguenot Educators for European Nobility 1630-1715”, в издании: The Huguenot Society Journal, vol. 30, 1(2013): 73-92.
  • “Educating Johan Willem Friso of Nassau-Dietz (1687-1711): Huguenot Tutorship at the Court of the Frisian Stadtholders”, в издании: Virtus –Yearbook of The History of the Nobility, vol. 19 (2012): 103-124.

Веб-страница: http://ieg-mainz.academia.edu/MGreen

mi.gree@yahoo.com

 

Гугеноты – учителя голландского дворянства (1620-1700)

С момента учреждения Республики Соединенных Провинций Нидерландов в конце шестнадцатого века и окончания правления испанцев-католиков из династии Габсбургов, гугеноты, т.е. французские протестанты, нашли в Нидерландах надежное убежище, позволяющее скрыться от преследований на родине. Многие из них прибыли задолго до отмены Нантского эдикта (1685), подстегиваемые не только религиозными, но и экономическими мотивами, как отмечалось в недавних исследованиях (Ван дер Линден, Грин). В Республике Соединенных Провинций Нидерландов они сформировали общины вокруг французских и валлонских церквей и пользовались голландской толерантностью в частности потому, что Голландская реформатская церковь исходила из тех же кальвинистских ценностей, что и гугеноты. Хотя значительную часть иммигрантов и составляли малообеспеченные и слабо образованные люди, среди них были и богатые купцы, ученые, журналисты, юристы, медики и так далее. Некоторые гугеноты были специально приглашены из Франции в качестве гувернеров для детей голландской элиты. В то же время местное голландское дворянство, следуя тенденции моды на французский язык и французскую культуру, особенно во время Штатгальтерства Фредерика Генриха Оранского, было крайне заинтересовано в том, чтобы их потомство не только овладело французским языком, но и усвоило французские манеры, ставшие к тому времени эталоном благовоспитанности для высшего общества. Следуя понятию «honnête homme», образ идеального придворного, первоначально описанный в трактате итальянского автора Кастильоне, приобрел французскую окраску. Многие семьи использовали оба образа в качестве идеала, к которому должны были стремиться их дети.

Гугеноты, как мы увидим в работе, предлагаемой вашему вниманию, идеально подходили на роль гувернеров, способных обучить необходимым нормам. Рассматривается пример нескольких голландских дворянских семейств: семья Ван Аарссен Ван Соммельсдейк в Гааге, Оранский дом: Вильгельм II и Вильгельм III, у котороых были родственники во Фризии, представляющие другую ветвь этого рода – Нассау, а также, в качестве параллели, буржуазное семейство Гюйгенс. Наша цель – выяснить, в чем именно состояли идеалы голландских семей, каким образом воспитание происходило на практике, какие были особенности воспитания у гугенотов и какова была обычная для них учебная программа. Исследование основано на архивных документах, преимущественно сохранившихся в Архиве королевского дома в Гааге.


Schreibe einen Kommentar

Deine E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht. Erforderliche Felder sind mit * markiert.

Diese Website verwendet Akismet, um Spam zu reduzieren. Erfahre mehr darüber, wie deine Kommentardaten verarbeitet werden.